Главная

«Дочери горы» — Bergets döttrar (2009)
«Серебряная маска. Краткая биография королевы Кристины» — Silvermasken: en kort biografi över drottning Kristina (2006)
«Человек ли швед?» — Är svensken människa? Gemenskap och oberoende i det moderna Sverige (2006)
«Зыбь городов» — Städernas svall (2011)
«Глаз Юпитера» — Jupiters öga (2010)
«Факультет грез» — Drömfakulteten (2006)
«Иностранцы» — Utlänningar (2013)
Роман Йорана Розенберга, где он рассказывает в основном о судьбе отца, пережившего Освенцим, был удостоен премии Августа Стриндберга и в одной только Швеции разошелся тиражом более 130 тысяч экземпляров. Мы публикуем отрывок из книги в переводе Марии Корочкиной.
Впервые на сайте «Шведлит» — драматургия! Автор пьесы — шведская писательница и режиссер, член Союза драматургов Швеции Малин Аксельсон — давно и серьезно пишет для детской и подростковой аудитории. В 2009 году Аксельсон заняла пост художественного руководителя театрального проекта для детей Ung Scen Öst, а в 2014 году стала номинантом шведской литературной премии Августа Стриндберга в категории «Литература для детей и юношества». Ее пьесы, пользующиеся большим успехом в Швеции, уже переведены на немецкий, французский, румынский и норвежский языки.
Чистота, уют, порядок, когда все на своем месте, отглаженное белье, проветренные ковры, свежий воздух, кислород и запахи леса, — продукты первой необходимости. Но легко ли все это приобрести? По мнению Марии Антас уборка, стирка, чистка, глажка, выбивание ковров — тема настолько негламурная, что кажется абсолютно не увлекательной и не читабельной. Она признается, что порой ей даже кажется не слишком уместным обсуждать эту тему с близкими друзьями.
«Когда умер Вернер Аспенстрём, меня попросили написать что-нибудь о его творчестве, и я написала. Я написала о снеге Аспенстрёма — снежные письма, снежные легенды, снежные леопарды, скрипки под снегом, необузданность снежинок, принадлежащая кому-то одному снежинка принадлежащего всем снега. Прикосновение Аспенстрёма так же легко, как прикосновение снежинки, -написала я, — но оставляет тяжелый след.
Книга «Исчезающая точка» появилась в 2008 году и была высоко оценена шведской критикой. Отмечали, прежде всего, ясный и четкий стиль изложения и то, как автор весело рассказывает о серьезных предметах. От романа «невозможно оторваться, он жутко веселый и жутко трогательный, а иногда просто жуткий», — пишет Анна Хельстен в рецензии для газеты «Сюдсвенскан». И такая характеристика очень точна.
Стокгольм, 1939 год. Страх перед возможностью нападения со стороны Советского Союза и неопределенность в отношениях с Германией. Каждый действует на свой страх и риск в соответствии со своими убеждениями и выбирает, на чьей он стороне. Вместе с тем официальный нейтралитет Швеции приводит к тому, что в страну приезжает все больше иммигрантов из Третьего рейха и захваченных им территорий. Шведское правительство вынуждено решить, как с ними поступать, чтобы не спровоцировать безработицу и недовольство собственных граждан. В то же время нельзя допустить войны с Германией.
Денатурация языка, вымышленные традиции, неврастения, монизм, оккультизм, «подреализм», телесный распад и естествознание. О тенденциях, мотивах и образах скандинавской литературы начала ХХ века рассказывает в своей последней книге польский ученый и переводчик Ян Бальбеж. À propos «Инферно» ‒ сборник из трех эссе, в которых автор рассматривает особенности шведской и норвежской литературы рубежа веков в европейском контексте, проводя параллели между произведениями скандинавских писателей, их предшественников и современников от Данте до Мандельштама.
«Я прекращаю торговлю литературой, я больше не ищу издателей, так как не хочу никому подчиняться, не стремлюсь к гонорарам […] и таким образом обеспечиваю себе полную свободу писать то, что мне нравится! Нищета и свобода», — пишет Август Стриндберг в 1894 году, в начале периода, вошедшего в его биографию под названием «кризис Инферно».
Самое интересное в книге Дисы Хостад — это рассказы о людях — тех, с кем она встречалась или дружила в Москве, а потом и в эмиграции, и о событиях в Москве, которым была свидетелем. Это замечательно и интересно читать, во-первых, потому, что люди эти и правда выдающиеся — сейчас, когда прошло уже сорок лет, это очевидно.
Каким вы видите конец света? Потоп? Взрыв? Страшный холод? Или это мир, такой же, как сейчас, только без людей? Тогда хочется спросить: а может ли быть так, что мир, созданный людьми, и есть катастрофа, уничтожающая все живое? Потому что в человеческом мире изначально есть убивающее начало?