Это я!

Версия для печати

Учительница собирает весь класс в коридоре. Раздеваться нельзя, мы должны быть в куртках.
Кеды у всех уже промокли и хлюпают от росы. Учительница выглядит очень пушистой и бодрой в своем спортивном костюме (она всегда его надевает, когда мы идем в проход). Похоже, кроме нас с Пенни (ну и, конечно, Эке – он, бедняжка, заболел!), все страшно рады и ждут не дождутся, когда начнется проход.
– Внимание! – говорит учительница и хлопает в ладоши. – Готовы? Тогда идем друг за другом в сторону леса! Разбились на пары и встали за мной!
Все начинают искать себе пару, и коридор превращается в море-волнуется-раз.
 
Целых четыре человека хотят идти в паре с Натали, а с учительницей не хочет никто.
В конце концов с Натали не достается идти никому – она идет с учительницей.. Позади всех – запасной учитель Хассе.
Мы, конечно, идем вместе с Пенни. Вообще-то прогулка до леса оказалась более-менее приятная. Сначала мы придумали игру: надо на ходу по очереди пинать камушек. Потом камушек упал в канаву, и мы решили рассказывать стишки. Но тут мы дошли до места.
И проиходит ужасное. Учительница вместе с Хассе делят нас на две группы! Синие и красные. Мы с Пенни так крепко держимся за руки, что нам почти больно. Но это не помогает. Пенни попала к синим. А я – к красным.
 
Все утро мы изучали шишки, звериные какашки, семена, деревья и разные травы, которые можно есть. Хорошо, что у нас с собой были бутерброды, травой не наешься. Я высматривала синюю группу, но их нигде не было.
После перекуса все достали свои компасы.
– У всех есть компасы? – кричит Хассе, главный в нашей красной группе.
– Даааааа! – хором отвечают все.
Выходит, в каждом доме есть компас, надо рассказать об этом маме. Я достаю компас, который мы одолжили у Йоргена, и пытаюсь понять, что говорит Хассе. Он хоть и добрый, но тараторит так, что не уследишь.
– Идем по тропинке, – говорит он. – И смотрим на компасы, чтобы не сбиться с пути. Север, юг, запад, восток. Начали!
Все срываются с места, Себбе первым исчезает в еловой чаще. Мы с Лаке и Сири болтаем и ищем лужи. Сири находит длиннющую палку, которой можно дотянуться до шишек.
Я почти забываю о том, что проход – дело скучное, как вдруг мне дико начинает хотеться писать.
– Мы тебя подождем, – говорит Сири.
– Хорошо! – отвечаю я, и бросаюсь в заросли елок.
Я отхожу подальше. Затем еще подальше. Потом еще чуть-чуть, чтобы меня уж точно никто не увидел. До чего ж сложно заставить себя пописать, когда это надо сделать как можно быстрее! Мне приходится порядочно подождать, но вот дело сделано. По дороге обратно я понимаю, что не помню, откуда пришла. Разве здесь была эта ямка? А откуда береза? Что-то не припоминаю… Тут я начинаю кричать.
– Сииириииии! Лааакееее!
В ответ тишина. Слышно только, как шумит листва, и какой-то чокнутый дятел долбит дерево.
«Да хватит уже! – думаю я. – Неужели нельзя потише, ведь они меня не услышат!»
Но дятел продолжает долбить, а Сири и Лаке нигде нет.
Сердце бьется как сумасшедшее. Мне так страшно! А вдруг они про меня забудут, и я останусь тут навсегда? Что делать, когда стемнеет? Что я буду есть? Как вообще люди находят дорогу, заблудившись в лесу?
Вот для чего нужен компас! Компас Йоргена! Я вынимаю его из кармана и внимательно рассматриваю. Компас круглый и белый, из него торчит шнурок, за который можно потянуть и вытащить наружу. Стрелка на компасе указывает вперед. Никогда не пользовалась этой штукой. Наверное, стрелка знает, куда идти.

Это я!

Я иду прямо вперед, не отрываясь, гляжу на стрелку. Иду, иду и, наконец, во что-то упираюсь. Это живот.
Живот нашей учительницы!
Я попала прямо на стоянку синей группы, которая сидит на полянке и как ни в чем не бывало жует бутеры! А вот и Пенни! Слезы льются у меня из глаз, я так счастлива.
Учительница обнимает и утешает меня, я плачу еще сильнее, уткнувшись в ее мягкую кофту.
– Микан, милая, как ты здесь очутилась?
– Я шла по стрелке, – всхлипываю я, показывая ей компас Йоргена.
– Но это совсем не компас, – говорит учительница, внимательно глядя на штуковину, которую мы одолжили у Йоргена. – Это старый ски-пасс.
Что-о? Ну и дурак этот Йорген! Чтоб я еще когда-нибудь у него что-то попросила! Все маме расскажу!
– А для чего нужен компас? – спрашиваю я учительницу. – Ведь проход – он на то и проход, чтоб понятно было, куда идти.
– Не проход, а поход! – говорит учительница. – Это когда все собираются вместе и отправляются на свежий воздух.
«Мы и так каждый день бываем на свежем воздухе, – думаю я. – И прекрасно обходимся безо всякого компаса!»
Я сажусь рядом с Пенни, она угощает меня креверами.
 
По дороге домой я крепко держу Пенни за руку, чтобы не потерять ее. Настоящий друг лучше ненастоящего компаса.
Перевод Ксении Коваленко