«Спектрум: шведская мечта» - Spektrum. Den svenska drömmen. (2011)

Версия для печати
Wahlström&Widstrand 2011
Год издания: 
2011
Издательство: 
Wahlström&Widstrand
Количество страниц: 
479

Роман-авантюра, любовная история, детектив — все это в формате документального исследования. Историк Юхан Сведьедаль разрабатывает эпизод интеллектуальной и культурной жизни Швеции 1930-х годов, одинаково внимательно изучая влияние левых радикалов, утопистов и модернистов на развитие общественной, литературной, политической мысли и личные судьбы, драмы, турбулентные отношения людей, собравшихся вокруг стокгольмского журнала и издательства «Спектрум». Это объединение молодых радикалов сравнивают со знаменитым лондонским Блумсберийским кружком.
Сведьедаль описывает эпоху, очень далекую и малопонятную для сегодняшней Швеции, но во многом определившую, как современная Швеция видит себя и видится другим. Рационализм в педагогике, функционализм в архитектуре, эмансипация в личных и семейных отношениях, отказ от традиционных форм в литературе — влияние радикальной мысли 1920 — начала 1930 годов пронизывает практически все сферы жизни. Создатели и авторы «Спектрума» работали с идеями, многие из которых легли в основу нового шведского общества, «народного дома», но эти же идеи искажались, доводились до абсурда и выхолащивались в разных странах и частях света на протяжение всего XX века. Автору и читателю очевидна огромная дистанция между радикальной идеей в чистом виде и субстанцией, которая образуется при соприкосновении идеи с миром реальных вещей. Герои повествования не видят этой пропасти и не догадываются о ней. Оттого чтение книги Сведьедаля сопровождается необыкновенными, головокружительными ощущениями, как от быстрой смены оптических эффектов. Можно предположить, что головокружение сильнее у читателя, который родился и вырос в стране самого неудачного социалистического эксперимента и хорошо знаком с его результатами.
Впрочем, полного единодушия в развитии радикальных идей не было и в рядах авторов «Спектрума»: так, представление о новом, рациональном быте с крошечными, сугубо функциональными квартирами, централизованным общепитом и ранним отлучением детей от родителей одна из основателей «Спектрума», поэт и писатель Карин Бойе позже превратила в кошмарную антиутопическую картину в своем главном романе «Каллокаин».
«Они мечтали о новом обществе, новом человеке, новой литературе. О справедливости нового рода, о новой открытости. Их журнал и издательство задавали тон эпохе», — таково редакторское резюме на суперобложке книги. Утопическое видение будущего, вера в возможность изменить мир — вот что объединяло людей «Спектрума». Они обладали обширной сетью культурных контактов в Европе, литературными и философскими талантами и создавали журнал, а впоследствии издательство с одной целью — преобразовать общество усилиями разума, ставя под сомнение консервативные представления и ценности. В условиях невероятной финансовой стесненности и огромного скепсиса со стороны культурного истеблишмента Швеции эти молодые (большинству в то время было лишь двадцать с небольшим лет) люди успели реализовать малую часть своих гигантских планов, пока реальность не взяла верх над визионерством.
Книга о «Спектруме» — это и галерея портретов очень ярких личностей, в том числе и портретов фотографических. Благодаря великолепной работе дизайнера книги, чтение документального романа Сведьедаля — это многостороннее эстетическое наслаждение. В оформлении книги использованы великолепные портреты участников «спектрумовского» объединения, сделанные всемирно известным фотографом Анной Ривкин-Брик, сестрой главного редактора «Спектрума» Йосефа Ривкина. Типографические решения тоже вызывают восхищение: часть текста набрана в стилистике функционализма, а опорные комментарии заключены в такие же графически стилизованные рамки.
Многие из «спектрумовцев» не нуждаются в подробном представлении Те, кто хотя бы немного знаком с современной шведской литературой, знают Карин Бойе (1900—1941), центрального представителя поэтического модернизма Скандинавии и автора одной из самых замечательных европейских антитоталитарных антиутопий «Каллокаин». Гуннар Экелёф (1907—1968), выпустивший свой дебютный сборник стихов в издательстве «Спектрум», считается первым поэтом-сюрреалистом в Скандинавии. Выдающийся переводчик Эрик Местертон (1903—2004), кроме прочего переводивший на шведский стихи Ахматовой, вместе с Карин Бойе представил шведскому читателю «Потерянную Землю» Т.С.Эллиота . Йосеф Ривкин (1909—1965) — человек-магнит, ответственный издатель «Спектрума», переводчик и литературный агент нескольких российских (советских) писателей, финансовый авантюрист и визионер-гуманист.
Судьба семьи Ривкин в этом захватывающем исследовании особенно интересна: переезд из распадающейся Российской империи в Германию и в Швецию, враждебность соседей, переезды, безуспешные попытки даже после многих лет получить шведское гражданство, переезд Йосефа в Париж и возвращение в Стокгольм — все это как бы невзначай освещает ситуацию в Швеции накануне Второй мировой войны и показывает положение еврейской интеллигенции в стране, казалось бы, известной терпимостью и человечностью нравов.
Интересны и эпизоды, связанные с пребыванием Карин Бойе в Берлине, где она проходила курс психоаналитической терапии: в широкоугольный объектив автора попадает и жизнь богемы в Веймарской республике, и авантюрная история с валютными махинациями, необходимыми для финансирования деятельности «Спектрума», и прочие приключенческие моменты жизни близких к журналу и издательству творческих людей.
Освобождение от условностей, консерватизма, нерациональных норм и традиций, исследование самого себя было важной частью мыслительной деятельности «спектрумовцев». Это формировало отношения внутри их круга: любовные треугольники, сцены ревности сопровождали общение и сотрудничество молодых преобразователей, живших по соседству или коммуной. Впрочем, Сведьедаль подчеркивает, что распространенное представление о декадентстве, беспорядочности связей и нравственной неразборчивости людей этого круга не соответствует действительности. Большинство из того, что происходило в среде «Спектрума», имело характер открытости и честности по отношению к себе и другим. Поэтому углубление в любовные, эротические и финансовые коллизии не кажется копанием в грязном белье, а дает полную, невероятно живую и объемную картину жизни культурного авангарда 1920—30-х годов.
Лидия Стародубцева